ternistyjj-put-nakazaniya-ili-istorii-zamyatykh-katastrof-chast-vtoraya55

Тернистый путь наказаний или история “замятых” катастроф (часть вторая)

(+15)
Tweet      

Как уже известно, в промышленной Европе очень часто крупные катастрофы, в большинстве случаев, не влекли за собой каких-либо последствия для виновников их возникновения. Но и в Соединённых Штатах Америки практика наказания виновных в больших авариях обстояла не лучшим образом. Аварии там случались регулярно, наверное еще чаще, чем в Европе. А от наказания за свои деяния уходили регулярно. Но пострадавшие граждане США были первыми, кто подавал гражданские иски о компенсации за причиненный вред. Однако тамошние нувориши, имея неограниченное количество “денежных знаков”, нанимали хороших адвокатов, которые побеждали в каждом судебном процессе. А если и были проигранные дела, то сумма возмещения порой не превышала половины годового заработка пострадавшего на производстве.

В целом картина ясна. Приведем несколько самых вопиющих случаев, когда явные виновники в смерти нескольких сотен людей уходили от правосудия.

Такой случай произошел осенью в 1903 году в Чикаго, в только что открывшемся театре «Ирокез». Его построили два бизнесмена Дэвис и Пауэрс. На то время это был шедевральный дворец, который воплотил в себя все имеющиеся ноу-хау. Кроме… пожарной безопасности.

Так выглядел чикагский театр “Ирокез” в дни его открытия



Весь процесс строительства осуществлял генподрядчик Fuller Construction. И все производилось в спешном режиме и в ауре жесткой экономии. В штате строителей работали люди очень далекие от стройки. Так на крыше здания небыли установлены механизмы открытия вентиляционных окон дымоудаления на случай возгорания в зале театра. Даже больше, сами окна были наглухо заколочены досками. В самом театре на момент открытия отсутствовали телефоны, огнетушители, пожарные краны. Для тушения пожара Дэвис и Пауэрс приобрели порошок “Килфайр”, который сыпали на очаг. И ввиду своей дешевизны, он практически не сбивал пламя. Сэкономили бизнесмены и на установленном асбестовом занавесе, отделяющий зрительный зал от сцены. Он вовсе был не асбестовым, а из древесной пульпы, смешанной с асбестовым порошком – крайне горючий материал получился! Сами помещения театра состояли на 80% из дерева. Что очень прискорбно, но за несколько дней театр пришёл инспектировать капитан пожарной охраны Чикаго. На все недочеты пожарной безопасности он обратил внимание и сказал главному пожарному театра о том, что это здание – душегубка. На это работник театра ответил что, мол, знаю, но если открою рот – выгонят. Капитан вроде как не успокоился и написал рапорт своему руководству. Но рапорту не придали значения, а самому пожарному вроде как дали взятку в виде бесплатных билетов на представления. На этом все и затихло.

День беды долго себя ждать не заставил. Он наступил через три недели после открытия «Ирокеза», 30.12.1903 года. В канун Нового года в театре ставили «Синюю бороду». В зале в это время присутствовало около 1900 человек, в то время, как посадочных мест было всего на 1724 человек. Люди стояли в проходах – женщины, дети. Во втором акте осветительный прожектор зажег занавес, в результате чего вспыхнули декорации. Была сделана попытка опустить асбестовый занавес, но даже его механизм опускания не сработал. Началась паника в зале. Один из пожарных эвакуационных выходов оказался заперт решеткой на время представления. Тогда народ ринулся к дверям, которые оказались замаскированными окнами. Люди просто падали и разбивались о мостовую. Этот ад длился пятнадцать минут. Театр сгорел полностью. Официально власти заявили о 605 погибших, но до начала их подсчета первые тела увезли несколько повозок. Тогда значению этому не придали.

Зрительный зал театра сгорел менее, чем за 12 минут

Все, что осталось от сцены в театре

После этого все Чикаго стояло на ушах – казнить, линчевать виновных. Артур Халл – бизнесмен, потерявший в пожаре жену и троих детей, заявил: «Мне больше ничего не остается в этой жизни, как наказать виноватых в этом пожаре. То, что посадили какого-то плотника и работников сцены, это вовсе не означает, что они во всем виноваты. Прежде всего, виновен тот, кто ходит сейчас по улицам на свободе», – негодовал Халл, имея ввиду Дэвиса и Пауэрса. По его требованию владельцы театра и несколько управляющих были задержаны правоохранительными органами. Но, подозреваемые, не долго мешкая, наняли одного из лучших чикагских адвокатов. Он быстро отстоял освобождение задержанных под залог, а затем успешно затягивал судебную тяжбу. Это было сделано с расчетом на то, что вскоре страсти улягутся, и дело будет закрыто.

Предположительное место возгорания на сцене “Ирокеза” (слева, обозначено крестом)

Примерно все так и получилось. Процесс шел три года. За это время удалось доказать, что связи между плохим состоянием пожарной безопасности и смертью людей, как таковой нет. «Никто ведь не заставлял устраивать давку, а затем прыгать из окон, они сами в этом виноваты», – аргументировала свою позицию сторона защиты. В итоге, владельцам «Ирокеза» и менеджерам был вынесен оправдательный вердикт. К этому времени, “Ирокез” уже восстановили и переименовали в Колониальный театр, который через 20 лет был снесен. Семьи погибших получили по 750 долларов за человека, что в пересчете на сегодня составляет $18,707.

Еще одна трагедия произошла в штате Алабама 8 апреля 1911 года в шахте “Баннер”, что недалеко от Литтлтона. Она принадлежала крупной угледобывающей компании Pratt Consolidated. В тот день под землей работали арендованные в тюрьмах чернокожие заключенные. Примерно в 6 часов 20 минут утра прогремел взрыв. В это время в стволе шахты находились около 170 человек. Спасательная операция началась только к ночи, так как в штате еще не была организована горноспасательная служба. Погибли 128 человек. Точных причин взрыва газа и угольной пыли выяснить так и не удалось. Шахта была признана исправной и вины компании в смерти работников не была доказана. Родственники заключенных подавали иски, но юристы компании виртуозно их парировали, затягивая процессы. В итоге только 6 исков увенчались положительным вердиктом. В каждом случае пострадавшая сторона получила компенсацию не более 2 тысяч долларов. Стоит заметить, что с 1900 по 1910 в Алабаме погибли более 1000 шахтеров, за смерти которых никто не отвечал.

Так выглядела шахта “Баннер” в Алабаме

Лишь спустя несколько лет после взрыва на шахте “Баннер”, была запрещена практика использования труда заключенных в шахтах США.

Но так или иначе, время научило человечество бороться со своими недостатками, халатностью, беспечием, праздностью. Хоть и через годы, но виновные в смертях простых людей должны ответить. Пример этому служит самая страшная из всех произошедших техногенных катастроф за все время. Это Бхопальская трагедия.

Она произошла в Индии 3 декабря 1984 в городе-миллионике Бхопал. В свое время, корпорация-производитель удобрений Union Carbide пришла на рынок Индии, построив свой завод в Бхопале. В 1984 году случился неурожай, после чего резко упали продажи их удобрений. Основная компания терпела убытки и требовала от индийской дочерней структуры кардинального сокращения расходов. Были прекращены все работы по техперевооружению оборудования. В том числе требовалась замена емкостей для хранения вещества с ядовитыми свойствами метилизоцианата. Даже инженер по промышленной безопасности был упразднен. В виду этих факторов, плюс превышение нормы хранения метилизоцианата в емкости более чем 40 раз, 3 декабря ночью произошла утечка вещества. Метилизоцианат закипел (кипит при температуре 40°С), пары выдавили клапан, газ попал в воздух. Датчики, которые должны были контролировать исправность емкости, не работали ввиду своей изношенности. Поэтому к моменту обнаружения утечки, в воздухе оказалось 42 тоны вредного вещества, которые накрыли спящий город. К утру погибли 3 тысячи человек, затем в течение еще нескольких лет 15 тысяч. Около миллиона получили инвалидность – слепоту и заболевания органов дыхания.

Территория завода Union Carbide на утро после утечки


Впоследствии утечки инвалидами осталось около 1 000 000 человек


Емкость, из которой произошла утечка 42 тон метилизоцианата

Чтобы загладить свою вину, Union Carbide заплатила пострадавшим 470 млн. долларов. Но общественность постоянно давила на власти Индии и в результате этого, в 2010 году государственный суд приговорил главу индийского филиала Union Carbide Кешуба Махиндру, а также еще семерых менеджеров к двум годам лишения свободы.

Кешуба Махиндру

Индустриализация нашего общества принесла немало благ, без которого немыслимо существование современного человека. Но только это добро не должно быть омрачено человеческими или иными жертвами. Поэтому, практика наказаний виновных в крупных трагедиях прошла свой нелегкий путь, но она стала тем, чем должна была стать – мотивацией работодателей к соблюдению правил и норм промышленной безопасности.

с использованием материалов “kommersant.ru”

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>